• Виртуальная реальность
  • Шлем виртуальной реальности
  • Комната виртуальной реальности
  • Прототип автомобиля в виртуальной реальности
  • Виртуальная реальность, визуализация данных
  • Виртуальная реальность в автомобилестроении
  • Человек в виртуальной реальности
  • Комната виртуальной реальности
  • virtual reality aviation

Игрушечная виртуальная реальность

Ирак по колено: населенный повстанцами, мирными жителями, солдатами и набитый военной техникой город уместился в одной комнате университета (Foto University of Central Florida

Компьютерные тренажёры и виртуальность? Зачем? Оловянные солдатики — вот и живая сила. Копеечные игрушечные машинки — получай боевых роботов. Ёршики для чистки посуды – пальмы хоть куда. А пустынные картонные коробки из-под кошачьего корма — здания. Миниатюрный иракский город готов. Можно начинать учения.

Это, вообще, что за игра в солдатики? Это в нашу-то эпоху пупер-виртуального мира, когда многомерные модели становятся цифровыми произведениями искусства, а компьютерный мир удивляет всё большей степенью реализма? Видимо, тут какая-то ошибка!

Скажите это Флориану Дженчу (Florian Jentsch) и его команде из университета центральной Флориды (UCF). Или выразите своё недоумение армии США, которая выделила этой группе больше $270 тысяч на научно-исследовательскую работу с игрушками и коробками.

Пара бронемашин и танк блокировали переулок, другой конец которого представляет собой баррикаду.

И они вам ответят, что макет иракского города (в масштабе 1:35) нужен для того, чтобы военные научились управлять беспилотными наземными машинами (unmanned ground vehicles — UGV), чтобы уметь избегать опасностей, отличать «своих» от противника и так далее.

Макет, моделирующий город площадью 5,6 гектара, умещается в комнате размером 8 на 9 метров. Чем-то напоминающее военным реальный город Эн-Наджаф игрушечное поселение, в котором высота большинства зданий не превышает 30 сантиметров, разделено на четыре «области»: одна с высотными зданиями, другая с рынком, третья представляет жилые кварталы, а остальное — пригород с пальмовыми рощами и пустыней.

Проект стартовал в 2004 году, когда армейская лаборатория (U.S. Army Research Laboratory) заинтересовалась исследованием взаимодействия людей и роботов в условиях ведения боевых действий. Цель, в частности, состояла в том, чтобы узнать, каким числом UGV может управлять один оператор, и может ли он полноценно контролировать хоть одно. Под это дело был выделен грант в размере $87 тысяч. Потом пришли ещё средства.

И вот Дженч каким-то образом сразу понял, что компьютерные модели, несмотря на все их «крутость» и «модность», имеют массу недостатков. Например, проблемы с физикой: виртуальный броневик в 3D может запросто проехать сквозь здание или отскочить, словно резиновый, от виртуальной стены. И это притом, что затраты на всю «компьютерщину» составляют, как правило, заоблачные суммы.

«Виртуальная модель UGV может стоить сотни тысяч долларов, а я могу купить тягач в масштабе 1:32 за $12, так гораздо дешевле», — сказал Дженч и принялся за работу.

На строительство прототипа города-макета ушло полгода и примерно $3,5 тысячи. Этого хватило на камеры, передатчики, военные и гражданские машинки с ДУ, солдатиков, игрушечных строителей, которых перекрашивали в мирных жителей, ёршики и картонные коробки из-под кошачьей пищи. Несколько студентов вместе с Дженчем красили и строили дома, деревья и другие части города в своё свободное время.

Среди радиоуправляемых моделей, играющих роль машин-роботов ARV (Armed Robotic Vehicle), поначалу встречались даже масштабные модели (1:50) немецких танков «Тигр» за $12, которые Дженч выбрал потому, что они могут нести на себе камеры и батареи, двигаться на нужных скоростях, имеют поворачивающиеся башни, отдельное управление каждой гусеницей и вообще — надёжны.

«То, что мы тут делаем, даёт нам элементы реализма по невероятно низкой цене», — хвастается Дженч.

Обучающиеся операторы сидят в соседней комнате, наблюдают на экранах «картинку» с камер, установленных на машинках, и дистанционно управляют этими «роботами». Например, пытаются проехать два-три квартала, избегая разрушенных зданий и «огня» повстанцев в переулках.

Некоторые районы города меняются между экспериментами, таким образом, боевики, встретившиеся на одной из улиц, в следующий раз там же могут оказаться гражданскими лицами и верными друзьями Соединённых Штатов.

Выполнение миссии сопровождается звуковыми эффектами, типа голосов молящихся в мечети или ожесточённой перестрелки. Различные уровни освещения моделируют день и ночь.

Разыгрываемые в игрушечном городе сценарии, главным образом — это разведка, наблюдение, доставка грузов, передвижение в колонне, обнаружение и передача информации о «горячих точках», типа самодёльных взрывных устройств, и обязательное возвращение на базу.

Командой Дженча уже экспериментально доказано, что ключ к эффективному взаимодействию «человек-машина» — число операторов. Два человека на 70% лучше, чем оператор-одиночка, а при особенно сложных миссиях — аж на 119%.

иракские солдатики

Оловянных боевиков авторы проекта срисовывали с оригинала

 

Этот набор игрушечных американских морпехов в Ираке можно приобрести за $85. Местный житель, правда, в комплект не входит (фото с сайта sierratoysoldiers.com).

При этом количество роботов, контролируемых дуэтом людей, решающего значения не имеет. Однако один оператор, управляющий несколькими роботами — невыполнимая, на данный момент, задача.

Да, а в ближайшее время Дженч собирается разместить камеры на потолке, чтобы создать условия для обучения операторов летающих беспилотников.

Но то, что этими достаточно примитивными технологиями пользуются американские военные, да ещё и предпочитают «аналог» «цифре». Это любопытно. И похоже на необходимый, в данном случае, регресс. Или нет?

Стоит сказать, что идея не нова и активно используется в тренажерах СУ-27/МИГ-29 лет 20-30 назад. Когда строились целые города из папьемаше, летали камеры на проволочках и т.д. В данный момент абсолютно все тренажеры и симуляторы в мире делаются на базе цифровых технологий, что позволяет добиться высокого коэф. Погружения и моделировать абсолютно все варианты развития событий.